Распродажа

Электронные компоненты со склада по низким ценам, подробнее >>>

Журнал Радио

2004: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
2003: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
2002: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
2000: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1999: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1998: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1971: 
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12
1947: 
1, 2, 3, 4, 5
1946: 
1, 2, 3, 4-5, 6-7, 8-9

Новости электроники

В 14 раз выросло количество россиян на MediaTek Labs ? проекте по созданию устройств "интернета вещей" и "носимых гаджетов"

Сравнив статистику посещения сайта за два месяца (ноябрь и декабрь 2014 года), в MediaTek выяснили, что число посетителей ресурса из России увеличилось в 10 раз, а из Украины ? в 12. Таким образом, доля русскоговорящих разработчиков с аккаунтами на labs.mediatek.com превысила одну десятую от общего количества зарегистрированных на MediaTek Labs пользователей.

Новое поколение Джобсов или как MediaTek создал свой маленький "Кикстартер"

Амбициозная цель компании MediaTek - сформировать сообщество разработчиков гаджетов из специалистов по всему миру и помочь им реализовать свои идеи в готовые прототипы. Уже сейчас для этого есть все возможности, от мини-сообществ, в которых можно посмотреть чужие проекты до прямых контактов с настоящими производителями электроники. Начать проектировать гаджеты может любой талантливый разработчик - порог входа очень низкий.

Семинар и тренинг "ФеST-TIваль инноваций: MAXIMум решений!" (14-15.10.2013, Новосибирск)

Компания Компэл, приглашает вас принять участие в семинаре и тренинге ?ФеST-TIваль инноваций: MAXIMум решений!?, который пройдет 14 и 15 октября в Новосибирске.

Мне нравится

Комментарии

дима пишет в теме Параметры биполярных транзисторов серии КТ827:

люди куплю транзистар кт 827А 0688759652

тамара плохова пишет в теме Журнал Радио 9 номер 1971 год. :

как молоды мы были и как быстро пробежали годы кулотино самое счастливое мое время

Ивашка пишет в теме Параметры отечественных излучающих диодов ИК диапазона:

Светодиод - это диод который излучает свет. А если диод имеет ИК излучение, то это ИК диод, а не "ИК светодиод" и "Светодиод инфракрасный", как указано на сайте.

Владимир пишет в теме 2Т963А-2 (RUS) со склада в Москве. Транзистор биполярный отечественный:

Подскажите 2т963а-2 гарантийный срок

Владимир II пишет... пишет в теме Параметры биполярных транзисторов серии КТ372:

Спасибо!

Журнал Радио 8 номер 2003 год.

"РАДИО" — О СВЯЗИ

Китайские заметки

Алексей СИНЧУКОВ (RK3DT) 

Пекин, декабрь 2001 года — март 2002 года.
И вот я в столице древнейшей, по утверждению историков, цивилизации. Позади остались неказистый Тайвань и короткая остановка в солнечном и всегда гостеприимном Гонконге.

Неделя ушла на выяснение местной обстановки, покупки зимней одежды на одном из местных рынков и ни к чему не приведшие единичные попытки списаться с местными радиолюбителями. Наконец суета улеглась и выдался момент позвонить по присланному мне еще до приезда сюда телефону штаб-квартиры китайской национальной радиолюбительской организации CRSA (Chinese Radio Sport Association). По телефону на прекрасном английском со мною общался Хан (BG1HZF), исполнительный секретарь Ассоциации. Мы договорились, что я подъеду утром следующего дня. Для получения разрешения на право работы в эфире, сроком на один год, нужно привезти копию лицензии и паспорта, одну фотографию и пять долларов или их местный эквивалент.

Штаб-квартира располагалась в южной части города, недалеко от паркового комплекса Храма Небес. Пять минут на такси от ближайшей станции метро — и я стою во дворе четырехэтажного Г-образного дома, рассматривая антенное хозяйство на крыше. На четвертом этаже меня радушно встретил Хан и сразу проводил в небольшое помещение радиостанции. Аппаратуру он, однако, не включил, а лишь кратко рассказал об истории современного китайского радиолюбительства, объясняя, что бурный толчок в последние годы оно получило благодаря Си-Би и коммерческим пользователям УКВ диапазонов. Лицензии в Китае имеют три класса и определяют префикс: ВА — первый класс, BD — второй класс и BG — третий. Коллективным радиостанциям выделен префикс BY, а спецпозывным — ВТ. Оставив меня на пару минут одного, он возвратился и вручил закатанное в пластик разрешение. "Здесь у нас организация, мы не можем постоянно пускать гостей для работы в зфире" — как бы предупреждая, говорит он мне. Я понимающе киваю головой.

Завожу разговор о BY1DX. Хан говорит, что станция создана при участии компании Нокиа и посторонних туда пускают неохотно. Он посоветовал мне поговорить с находящимся в тот момент в Пекине Яри (OH2BV1) — действующим куратором станции.

Мы с Ханом попрощались и, как оказалось, навсегда, — где-то через месяц прошли перевыборы и новым секретарем стал известный радиолюбитель Чен (ВА1 НАМ).

У меня снова начались суета да разъезды. И вот в феврале, сразу после китайского Нового Года я звоню Яри. Выслушав меня, он предлагает на следующей неделе в выходные вместе поехать на BY1DX.

Вот, наконец, мы на месте - у небольшого здания районного Дома творчества молодежи. С улицы, за близлежащими пятиэтажными домами, видна покосившаяся на бок трехэлементная антенна. Проходим внутрь, поднимаемся на второй этаж и стучимся в помещение, в котором сквозь небольшое стекло в двери виден класс с рядами парт и разным хламом на грязных верстаках у стен. "Здесь Чен (BG1CJZ) проводит занятия. Вроде уже давно должен быть здесь" — изрекает Яри. Через пять минут он появляется с радостной улыбкой, но Яри остается сдержан. Он представляет меня и получает ключ от станции. "Мы пойдем поправим антенны", — говорит он перед уходом.

Поднявшись на шестой этаж, мы входим в просторное светлое помещение.

В глаза бросаются табличка "BY1DX1999" на стене и радиолюбительская карта под ней. "Пустота" - так вкратце можно охарактеризовать мое первое впечатление. Два больших стола с полками для аппаратуры расставлены вдоль стен. На одном сиротливо стоит Kenwood TS-930S с закопченным боком, а на другом - Kenwood TS-850S и TS-690S. Над трансиверами стоит пульт управления антенной и в стороне — ключ, там же замечаю что-то похожее на усилитель. "Усилитель и 850-й мои, но кабели я держу дома, а то...".

Недолгие сборы, и мы уже на крыше. Антенну решаем не опускать, а просто ослабить крепление и вернуть ее в прежнее положение. Работа заняла около часа. Вернувшись обратно, первым делом прошу Яри провести пару связей.

И вот первое включение из Пекина. Городской эфир очень шумный, стрелка S-метра уверенно держится на отметке "5". В Москве уже утро, и я слушаю диапазон десять метров. Слышу азиатскую часть России и пару станций из четвертого района. Совсем нет японцев. Решаю дать общий вызов, и первым зовущим меня корреспондентом оказывается финн. Затем зовут станции из России. За полчаса провожу около пятнадцати связей. Рапорты хорошие, слышу всех громко и уверенно — антенна работает, как надо. Замечаю выжидательный взгляд Яри. — "Хочешь провести пару связей?" — "Нет, пора домой. Жена ждет", — отвечает он. — "А когда можно будет придти снова?" — "Ну теперь это с Ченом обговаривай - я перешлю тебе его телефоны".

На следующей неделе, созвонившись с Ченом, спрашиваю его разрешения по поводу участия в приближающихся соревнованиях Russian DX. Он не возражает, но предупреждает - на ночь оставаться нельзя и покинуть помещение нужно не позднее шести часов вечера. Решаю поработать в воскресенье — он приглашает меня к двенадцати, и я останавливаю свой выбор на однодиапазонном зачете.

В воскресенье в двенадцать дня, включив трансивер, сразу же даю общий вызов в телефонном участке. За первый час провожу около 70 связей, а затем темп резко падает. Практически нет станций из европейской части России, очень мало японцев. Работаю в основном на "общий вызов". Изредка вызывают экзотические корреспонденты — 9N, 3W, 8Q. Российские радиолюбители практически не проявляют интереса к соревнованиям. Несколько раз меня вызывали корреспонденты, причем из областей-имножителей", извинялись, что не участвуют, но просили дать им рапорт. К четырем часам дня — открытию прохождения на Европу — положение совсем не изменилось, еле слышны станции из Германии и Польши, но западнее никого не слышу. За четверть часа до шести появляется Чен и пристально смотрит на меня — в начале седьмого закругляюсь. Результаты и впечатление - ниже среднего.

Кунмин апрель 2002года. Почти пятимиллионный город "вечной весны" Кунминг — столица провинции Юннань, что на юго-западе Китая, границащей с Вьетнамом, Таиландом и Бирмой, — встретил меня дождем и мокрым снегом. Покинув северные края страны, я ожидал встретить солнце и тепло, а пришлось померзнуть. Географически провинция расположена на юннаньском горном плато на высоте полторы тысячи метров и несмотря на мягкий южный климат характеризуется значительными суточными перепадами температур.

На второй день по приезде в Кунминг, по данному мне в CRSA телефону, звоню Ли (BD8TG). На ломаном китайском удается договориться о встрече на вечер следующего дня. Кроме ряда Q-кодов и счета до десяти, Ли может сказать по-английски лишь традиционные "спасибо" и "до свидания".

Около семи часов вечера спускаюсь в холл гостиницы, где, кроме пары иностранцев, стоял круглолицый мужчина лет сорока-пятидесяти. Энергичное рукопожатие — и я тут же следую за Ли, уводящим меня из гостиницы стремительной походкой. Садимся в такси, и на мой вопрос "Куда?" следует короткий, но выразительный ответ "QSO".

Через десять минут мы уже на погруженной во мрак улице, освещаемой лишь вывесками да светом из заполнивших первые этажи зданий кафе и ресторанов, проходим во двор мрачной "хрущобы", поднимаемся до шестого этажа, и я оказываюсь в маленькой двухкомнатной квартире, заставленной не только мебелью, но и какими-то ящиками, а также разнообразной радиоаппаратурой. Наконец я в "святая святых" китайского радиолюбителя - шэке. На небольшом столе друг на друге стоят различные KB и УКВ трансиверы выпуска 80-х годов, на фоне которых выделяется лишь TS-450S. Под столом и вокруг него стоят железные ящики защитного цвета, измерительная аппаратура и блоки питания. Некоторые из аппаратов достойны представления в музейной коллекции.

Ли включает трансивер, на котором вспыхивает "главная" частота всего Китая — 21.400 МГц. В вечернее время она постоянно занята, но Ли вклинивается и начинает что-то оживленно говорить. Я понимаю лишь два слова: "Россия" и "друг". Он передает мне микрофон, лишь сказав "QSO". Я начинаю проводить связи, давая через дробь свой позывной - большинство корреспондентов лишь называет по-английски свой позывной и 59. Иногда следуют длинные тирады по-китайски. Тогда передаю микрофон Ли. Удовлетворив всех желающих дать мне рапорт, кручу ручкой по диапазону. Европы практически не слышно. Громко проходит пара итальянцев да немцев, но в основном индикатор S-метра окрашивается в красный цвет от японских и индонезийских сигналов.

"Какая антенна?" — спрашиваю я, пальцем показывая вверх. Ли рисует на бумаге Inverted Vee. Показываю ему на КСВ — больше двух. Он щелкает кнопкой тюнера и улыбается — нет проблем. Пытаюсь ему объяснить, что нужно настроить саму антенну, но он лишь кивает головой, соглашаясь, и широко улыбается в ответ. Провожу пяток связей со станциями из Азии и перехожу на диапазон двадцать метров. Местное время уже достигло девяти вечера, европейских станций пока нет, а сам диапазон по уровню шума напоминает "сороковку". Хорошо слышен 0-й район. Еще несколько связей и пора возвращаться в гостиницу.

Перед отъездом из Кунминга собираю всех, с кем успел познакомиться на ужин — это Лин (BD8SY) и старейший радиолюбитель страны Чжао (BA8SA). Свой первый позывной он получил еще в 1938 г., а сейчас ему уже под девяносто. Все почтительно называют его Учитель. Время за столом пролетело незаметно. Лин все вспоминал русские слова, когда-то заученные в школе. Чжао еще помнит английский - во время второй мировой войны он служил радистом в группе аэродромного обеспечения Американской добровольческой группы, помогавшей армии Чан Кай Ши бороться с японскими агрессорами.

Веншан, июль 2002 года.
В очередной раз попав в Кунминг, узнаю, что предстоит недельное путешествие в Веншан — один из городов на юге провинции, в двухстах километрах к северу от Вьетнама. Место находится к югу от проходящей через провинции линии тропического пояса, и вполне переносимое кунмингское лето в это время года превращается в палящую тропическую жару с температурой, достигающей 40°С и злым горным солнцем. Ли (BD8TG), узнав о предстоящей поездке, решает присоединиться ко мне.

Семь часов в автобусе с короткой остановкой на обед и парой часов виляния по горам позади. Еще не добравшись до гостиницы, Ли начинает усиленно общаться с кем-то по УКВ радиостанции. Едва мы вошли в номер, как в дверь постучали. На пороге стояли два молодых, лет двадцати пяти парня. "Алекс, хэллоу,"— они сразу прошли внутрь и стали разговаривать с Ли. По долетавшим до меня словам я понял, что приглашают на ужин. "Uniform Kilo, Uniform Lima" - представляет он обоих. Как и в России, радиолюбители зовут друг друга по суффиксам. В дальнейшем я так и не узнал ни одного имени.

Пролетели три дня, каждый день я узнавал все больше и больше радиолюбителей, а до эфира, если не считать пары разговоров на УКВ-ЧМ, никак не удавалось добраться. В честь приезда меня и Ли организовывались встречи, заканчивающиеся посиделками за "рюмкой чая" далеко заполночь. Казалось, в этом городе люди никогда не прекращают веселиться. Проблемы с общением частично разрешались с помощью одной из знакомых BD8UK. Наконец в четверг, в обеденный перерыв, едем к BD8UK. Уже издали видна подаренная на Тайване антенна A4S. В небольшой комнате уютной трехкомнатной квартиры родителей на столе расположились IC-725, компьютер и устройство управления антенной. В европейской части России утро, и я рассчитываю провести достаточное количество связей. Однако прохождение не лучшее (пятнадцать метров практически пусты), и несмотря на направленную антенну за час провожу лишь около десяти связей.

Неделя пролетела незаметно - вечера пролетали, как вспышки молнии, в дружеских застольях. На пути обратно отменили рейсовый автобус. Я рисковал опоздать на самолет в Пекин. Но на помощь пришел местный радиолюбительский коллектив — подсадили к знакомому, ехавшему по делам в Кунминг, в его джип, известный в России под названием "Широкий".

Пекин, март2003 года.
После длительного отсутствия я вернулся в столицу Поднебесной завершить свою азиатскую одиссею. Яркое солнце пробуждало к жизни лучшие чувства души, хорошо отоспавшиеся зимой. Город также оживал под его лучами, но воздух вокруг прогревался медленно. Зима, как вежливая гостья, не желала уходить, не простившись как следует. Под порывами пронизывающего ветра из холодной северной пустыни Гоби люди на улицах по-прежнему кутались в теплые одежды мечтательно или просяще желая, наконец, наступления нового сезона.

Сразу по приезде звоню Яну (0M3UU). Я встречался с ним в эфире, работая из Кунминга, и получил номер его телефона, а сейчас появился шанс встретиться лично. Пасмурным мартовским днем мы встречаемся в посольском квартале к востоку от центра. Ян неплохо говорит по-русски, но иногда, сам не замечая того, переходит на родной словацкий, из которого я с трудом пытаюсь уловить что-то похожее. Он почти два года в Пекине и скоро его покинет. Мы направляемся на BY1CJL. Коллективная радиостанция находится в местной средней школе, в паре кварталов от знаменитого пекинского района Ябао Л у, столь дружелюбного к нашим "челнокам". После десяти минут ходьбы я замечаю многоэлементную антенну, чем-то похожую на логопериодику. "8 элементов на три диапазона", — объясняет мне Ян. Мы проходим внутрь школы, и он своим ключом открывает дверь.

Положение для BY1DX немыслимое: в большом помещении не так много свободного места. У одной стены расположился стеллаж с УКВ трансивером, IC-756PRO и вспомогательным оборудованием. У другой - компьютеры с доступом в Интернет, у третьей - большой шкаф с литературой, карточками и приемниками для охоты на лис. Ян проводит запланированную связь со своими словацкими друзьями, а затем мы отправляемся к нему на квартиру выпить пару "рюмок чая" за встречу.

Перед отъездом домой, на прощание, решаю поучаствовать в Russian DX Contest. Звоню начальнику BY1 DX Чену и договариваюсь, как всегда, на 12.00 в воскресенье и до вечера. В назначенный час его нет и, побегав по кабинетам, застаю его обедающим в столовке, напротив школы. Не обращая внимания на мое нетерпение, он сажает меня за стол и просит выслушать что-то важное. По каким-то причинам, которые он обещал объяснить мне позже, работать в эфире можно лишь до четырех часов дня. У меня остается совсем мало времени.

Даю общий вызов телефоном на десяти метрах. Начинают звать японцы, затем станции из азиатской части России. Темп, несмотря на открытие прохождения за Уралом, небольшой. За полчаса провожу менее 30 связей и перехожу в телеграф. Яри забрал свой 850-й, а 690-й не оснащен фильтром. Даю общий вызов где-то в конце участка. Здесь уже несколько живее. Темп возрос, но ненадолго — по сторонам начинают пристраиваться станции, попадающие в мою полосу приема, и приходится возвращаться в телефон. Темп снова падает, станций на диапазоне совсем мало. Так приходится чередоваться, и если бы не фильтр, провел бы большую часть соревнований в телеграфе. Около трех часов дня появилось несколько станций из восточной Европы, а покидая станцию в начале пятого, я так не провел ни одной связи с Западной Европой. Не было слышно и каких-либо экзотических станций, как в прошлом году. Прохождение явно было не лучшим.

Вернуться к содержанию журнала "Радио" 8 номер 2003 год







Ваш комментарий к статье
Журнал Радио 8 номер 2003 год. :
Ваше имя:
Отзыв: Разрешено использование тэгов:
<b>жирный текст</b>
<i>курсив</i>
<a href="http://site.ru"> ссылка</a>